Фридланд: жизнь переселенцев и беженцев

Фридланд: жизнь переселенцев и беженцев

Мы делаем сложные дела простыми. Опыт адвокатов более 8 лет. 96% успешных дел!

Чем мы можем Вам помочь?

Фридланд: жизнь переселенцев и беженцев в 2020 году

В 15 км от немецкого города Геттингена, что в Нижней Саксонии, расположился небольшой населенный пункт, который играет роль первой пристани всех тех, кто ищет спасения и защиты в Германии. К началу 2000-х годов это место практически опустело, а его территорию было решено преобразовать в мемориальный музей. Но уже к 2014 году ситуация кардинально изменилась, и сегодня некогда утратившее значимость поселение вновь переполнено беженцами и мигрантами, нуждающимися в убежище. Знать, что сегодня представляет собой лагерь Фридланд, полезно будет каждому, кто планирует перебраться в эту часть Европы на правах переселенца.

Как возник лагерь

Появление места временного пребывания мигрантов именно в этой части страны не является случайным. Дата основания лагеря приходится на самое окончание Второй мировой войны. Именно здесь соприкасались три зоны оккупации: советская (Тюрингия), английская (Нижняя Саксония) и американская (Гессен). Если добавить, что между ними тремя проходили самые важные для того времени железнодорожные магистрали между Касселем и Ганновером, то можно сказать, что место основания поселения было предопределено.

Идея обустройства лагеря была выдвинута британскими войсками, которые облюбовали территорию исследовательских лабораторий Геттингенского университета. Лагерь Фридланд для переселенцев начал работать 20 сентября 1945 года. В разные годы он использовался для разных целей:

  • первыми жителями стали освобожденные пленные, которые возвращались из СССР;
  • далее последовали перебежчики с территории ГДР на земли ФРГ;
  • в 80-х годах прошлого века в Фридланд селили советских мигрантов;
  • позже – «русских немцев».

В середине XX века таких мест расселения поздних переселенцев насчитывалось немалое количество. Но ввиду того, что их поток постепенно уменьшился, на сегодняшний день действующим остается только Friedland.

Каким способом можно попасть в лагерь

Добираться в Фридланд можно разными путями:

  • на самолете до Ганновера, оттуда на поезде до Геттингена и затем еще немного в конечный пункт назначения на электричке.
  • по железной дороге. Этот способ прибыть из России не является самым удобным: только на территории Германии нужно будет сделать две пересадки – в Берлине и в Касселе. Учитывая количество вещей, которое может быть у мигранта, становится понятно, что вариант не из легких.
  • авиаперелет до Ганновера, затем на такси в лагерь. Обойдется такое удовольствие примерно в 220 евро.
  • автобусом из РФ – путь самый долгий и не самый комфортный.

Как вариант можно обратиться в посреднические компании, которые оказывают услуги переселения в Германии, встречают в аэропорту и дальше все заботы по трансферу берут на себя.

Что ждет переселенцев в лагере

Основная цель, которую преследует работа лагеря, – регистрация новоприбывших и расселение их по всей немецкой территории. Период, на который могут быть приняты новички, составляет 3-4 дня. Этого времени достаточно для проведения следующих процедур:

  • проверка имеющихся в наличии документов и соответствия им данных в анкете;
  • проведение флюорографии;
  • прохождение интервью с представителями центра занятости.

Чтобы не запутаться в предстоящих действиях, беженец получает специальный листок, содержащий расписание и место проведения тех или иных мероприятий.

Весь этот период мигрант проживает в отведенной для него комнате. Сразу после прибытия новым жильцам выдаются талоны для посещения столовой. И хотя питание за государственный счет нельзя назвать разнообразным и полноценным, его достаточно, чтобы удовлетворить основные потребности. На территории поселения работает магазин, где можно купить недостающие продукты.

Основная проблема тех, кто ищет убежище, – незнание немецкого языка. С этой целью хорошо бы заручиться поддержкой родственников, если они имеются на территории Германии. Если нет, государство готово оказать помощь, предоставив переводчика.

В процессе идентификации и регистрации у мигранта появляется возможность изменить написание фамилии и имени по немецкому образцу.

Например, «Иван» может стать «Иоханом», а «Степан» – «Штефаном». Обратите внимание, что произвести изменения и отказаться от российского отчества (в Германии оно не принято) бесплатно можно всего раз. Все дальнейшие попытки внести коррективы, даже если это будет всего одна буква, обойдутся в 200 евро.

Что касается национального состава лагеря, то сегодня он принимает не только этнических немцев. В 2009 году сюда прибыли первые беженцы из Ирака. В 2013-м Фридланд стал убежищем для первых сирийских мигрантов. Сегодня же данная организация работает сверх своих возможностей, предоставляя крышу над головой выходцам из Ливии, Афганистана, Сирии.

Как проходит распределение на ПМЖ

Завершающим этапом является распределение уже на постоянное проживание по всей территории страны. Только в последние годы эта процедура начала проводиться с учетом пожеланий переселенца. Ранее выбора у него не было и приходилось мириться с любым решением комиссии.

Чтобы попасть в нужное место, новичку необходимо всего лишь обозначить в своей анкете регион и даже населенный пункт, в котором он хотел бы обосноваться. Гарантировать, однако, что это желание будет удовлетворено, никто не может. Но в любом случае чиновники стараются пойти навстречу заявителю.

Мигрант получает документ со своими новыми данными, который будет выполнять функцию его удостоверения личности. Вместе с ним позднему переселенцу вручаются билеты к месту нового проживания и по 102 евро на каждого из членов семьи. Эта сумма позволит хотя бы частично компенсировать средства, потраченные на путь во Фридланд.

Важно понимать, что лагерь для переселенцев в Германии является первичным пунктом приема нуждающихся в помощи. Документ, который им выдается после регистрации, всего лишь подтверждает, что они прибыли в страну законно, были поставлены на учет и готовы к тому, чтобы переехать на постоянное проживание в выбранный ими регион. Сам процесс легализации и признания кандидата переселенцем или беженцем начинается уже по месту его постоянного размещения.

Что собой представляет Фонд Отто Бенеке

Мигранты, которые успели до переезда в Германию получить высшее техническое образование, имеют особые привилегии. В частности, диплом инженера позволяет новоприбывшему получить направление в Фонд имени Отто Бенеке.

Основная миссия Фонда – предоставление специальной безвозвратной стипендии инженерам, которые прибыли из стран Восточной Европы. Полученные деньги позволяют перепрофилироваться или повысить имеющуюся квалификацию. Это дает возможность максимально адаптироваться под немецкий рынок труда и устроиться на хорошую должность с высоким доходом.Проходит переобучение иностранных специалистов в одном из немецких вузов, с которым Фонд подписал соответствующий договор. Кроме этого проекта, организация поддерживает всевозможные образовательные программы, позволяющие мигрантам устроить свое будущее в новых условиях.

Курсы для прохождения быстрой интеграции

Прибывшего на постоянное место нового проживания мигранта волнует скорейшая интеграция в пока еще чуждое ему общество. Благодаря помощи государства, которое берет на себя не только прием беженцев и переселенцев, но и их обустройство, поздний переселенец получает возможность на основании своего свидетельства о регистрации воспользоваться бесплатными курсами, которые помогут в кратчайшие сроки ассимилировать с местным населением. Длительность курсов составляет 6 месяцев. В ходе обучения новичок получает основную информацию по всем аспектам жизни в Германии:

  • язык,
  • законодательство,
  • налоги,
  • особенности культуры и традиций немецкой нации.

Процесс получения знаний разделен на 6 модулей. Каждый из них содержит 100 часов занятий. Весь курс разбит на две основные группы: языковую и ориентировочную. Уроки в первой из них позволяют освоить немецкий в самых необходимых сферах: визит к врачу, телефонный разговор, поход в кафе или ресторан. Ориентировочный курс знакомит мигрантов с культурой, законодательством и другими вопросами адаптации.

После того как курсы будут пройдены, учащемуся предстоит сдать экзамен В1 и получить сертификат. Если у переселенца в планах поступление в университет, ему придется продолжить обучение.

Выводы

Задуманный в далеком 1945 году как лагерь для переселенцев, Фридланд сегодня принимает под свою крышу выходцев со всех уголков мира, которые бегут от войны и неблагоприятных условий проживания.

Российские мигранты могут попасть сюда прямым автобусным рейсом или самолетом. Дальнейший путь по прилете в страну придется планировать с учетом состава семьи и количества имеющегося багажа, поскольку предстоит сделать не одну пересадку.

По прибытии в лагерь новички могут рассчитывать на жилую площадь, питание, медицинское сопровождение. Пройдя регистрацию и заполнив все необходимые документы, мигранты направляются к месту своего постоянного проживания, где начнут процесс узаконивания своего статуса в Германии.

Фридланд: “ворота в Германию” для российских немцев

Транзитный лагерь на границе Нижней Саксонии и Гессена – последний в ФРГ пункт приема российских немцев, переселяющихся на историческую родину. Уже 5 лет там стабильно растет число обитателей.

“Два вопроса на камеру?” – обращается к группе людей корреспондент DW. “Нет, нет, нет. Ни в коем случае!” – отвечают они. Русскоязычные постояльцы последнего в Германии лагеря для этнических немцев – так называемых поздних переселенцев, расположенного на границе федеральных земель Нижняя Саксония и Гессен, в один голос отказываются давать видеоинтервью. Они боятся.

Одни говорят, что опасаются неприятностей для родственников в России, другие не хотят, чтобы друзья узнали, что они вообще перебрались в Германию, третьи оправдываются тем, что, дескать, “мама не знает, что я курю”. Чтобы уговорить кого-либо на съемку, нужен час.

Шаг в новую жизнь

Хотя на самом деле бояться нечего. Те, кто оказался здесь, во Фридланде, уже сделали решающий шаг в новую жизнь. Лагерь для беженцев и поздних переселенцев считается “воротами в Германию” – сегодня через него проходят все российские немцы, возвращающиеся на историческую родину. Последние пять лет их число неуклонно растет.

Лагерь для поздних переселенцев из бывшего СССР во Фридланде (Нижняя Саксония)

Проводя здесь несколько дней сразу после приезда в Германию, они проходят медицинское обследование в соседнем Геттингене, получают документы и узнают место назначения – федеральную землю, в которой им предстоит начать новую жизнь.

“Куда?” – этим вопросом встречают каждого, кто выходит от чиновников в зал ожидания на втором этаже в здании местного филиала Федерального административного ведомства, расположенного прямо на территории лагеря. “Тюрингия!” – отвечает кто-то, и по залу разносится вздох сочувствия. Потому что Тюрингия – это бывшая ГДР, это считается не очень хорошо. А вот южные или западные земли – Бавария или Северный Рейн – Вестфалия – лучше.

“Раньше уезжали старики, теперь бежит молодежь”

Семья Р. тоже хочет в Баварию, в Мюнхен. Родители-пенсионеры и дочь-медик, преподававшая в медицинском институте на родине. “Сами знаете, какая у нас наука, – никакая, – говорит мать. – Раньше в Германию уезжали старики, теперь бежит молодежь”. Дочь молчит и вздыхает.

Отец рассказывает, что работа его общественной организации, занимавшейся германо-российскими связями, стала невозможна из-за закона об “иностранных агентах”. “Так, может, дадите интервью медиакомпании, которая чуть было не оказалась в списке “иностранных агентов”?” – спрашивает корреспондент DW. Все хохочут. “Нет, ни в коем случае. Не надо никаких интервью”, – звучит в ответ.

Cемья Трудновых из Калининграда

Стена в зале ожидания от пола до потолка украшена детскими рисунками. Солнце, радуга, названия городов, из которых приехали в Германию ее новые жители.

Рядом ждет своей записи у чиновника семья Трудновых – родители и двое сыновей-близнецов. Они приехали в Германию из Калининграда, буквально позавчера. И эту семью вполне можно считать типичными представителями последней волны эмиграции этнических немцев из России – практически все их родственники уже перебрались в Германию. Весной 2016-го на переезд решились и они. “Мы ездили в гости к родственникам с 2002 года ежегодно, – рассказывает Лариса Труднова. – Нам очень нравится в Германии”.

От немецкой бюрократической машины у них самые лучшие впечатления: “Все делается быстро, очереди на вид большие, но быстро двигаются. И дети устать не успели”. Трудновы надеются, что их дети получат в Германии хорошее образование и найдут себе применение в сфере германо-российских отношений. Которые, по мнению супругов, рано или поздно наладятся.

Переезд в Германию без культурного шока

Директор лагеря Хайнрих Хёрншемайер (Heinrich Hörnschemeyer) работает здесь с лета 1991 года. С 2000-го пункт во Фридланде стал единственным во всей Германии, где принимают и распределяют по федеральным землям этнических немцев из стран бывшего СССР, прежде всего из России и Казахстана. Директор говорит, что демографический состав российских немцев в последние годы сильно изменился. Во время основной волны репатриации в начале 1990-х в Германию приезжали семьями до 20 человек, в которых были представители нескольких поколений этнических немцев. Для большинства из них это был первый визит в Германию, и “видно их было за версту” – по традиционным костюмам. “В те времена молодежь джинсы не носила”, – с улыбкой вспоминает он.

В последней волне переселенцев – люди, у которых есть родственники в Германии и четкие представления о том, что их ждет в стране и чего они хотят. Постояльцы лагеря не курят там, где это не разрешено, и приходят на запись к чиновникам вовремя, говорит Хёрншемайер.

“Они гораздо лучше подготовлены, у них нет никакого культурного шока, – отмечает Хёрншемайер. – И это заметно хотя бы уже потому, что в последние года в стране прекратились разговоры о проблемах интеграции поздних переселенцев”. История массового переселения российских немцев в Германию, по его словам, – это история успеха.

“Люди знают, что их ждет”

“Переселение в Германию больше нельзя сравнивать с прыжком в холодную воду, как это было в 1990-е. Люди знают, что их ждет”, – соглашается с ним Йоахим Мругалла (Joachim Mrugalla), который руководит местным филиалом Федерального административного ведомства.

Наблюдаемый последние пять лет рост числа переселенцев из бывшего СССР он объясняет просто. С 2013 года в Германии действует новый закон, который смягчает условия въезда семей этнических немцев.

Если раньше переезд был возможен один раз и всей семьей сразу, то теперь оставшиеся в России родственники могут воссоединиться с теми, кто уже перебрался в Германию. Больше того, для них снижен языковой барьер – обязательный тест по немецкому языку можно пересдавать несколько раз. Нововведениями пользуется все больше людей, поэтому число переселенцев растет.

Неделя в лагере для беженцев. Фридланд, Германия.

Увидел я там скопление небольших одноэтажных корпусов жёлтого цвета, которые мне заранее отрекомендовали как бараки. Время было позднее, так что мне просто выдали ключи от комнаты и карточку, по которой должны были выдавать еду, и сказали, куда и когда я должен прийти утром на регистрацию.

Комнаты там четырёхместные, с четырьмя железными кроватями и четырьмя шкафами, закрывающимися на ключ. А вот народа совсем мало (из СНГ ведь почти все уехали до середины 2000-х), так что я всю неделю жил в своей комнате один, ходил по тихим коридорам, кипятил чай в пустой кухне. Кстати, чайники там закреплены на месте какими-то замками: то ли чтобы не спёрли, то ли чтобы не включали их в комнатах, нарушая правила пожарной безопасности. Видимо, в наличие правового сознания у только что прибывших немцы не очень верят.

Похоже, в бараках людей группируют по национальному признаку. Есть пара-тройка почти пустых корпусов для приезжающих из России и Казахстана (последних намного больше) и есть уйма других корпусов, плотно заселённых людьми с менее европейской внешностью. Понятное дело, негры (из Сомали, откуда-то ещё) и, понятное дело, арабы (эти из Сирии и Ливии). Все они собираются три раза в день в одно и то же время, в одном и том же месте. У входа в столовую, в 7.00, в 11.30 и в 16.30. Собираются заранее, очень плотной толпой у самых дверей, и, когда охранник открывает дверь (а делает он это с неизменно брезгливым выражением лица), врываются вовнутрь, отталкивая друг друга. Вообще-то еды хватает на всех, да и не стоит оно того (к тому же еда откровенно плохая), но люди всё равно беспокоятся.

Не могу не сказать ещё кое-что о культурных особенностях: рядом с фридландским вокзалом, прямо на асфальте, я увидел во время одной прогулки кучку человеческих экскрементов. Вокруг – обычная германская чистота, а тут – это. Подозреваю, что виновником происшествия был совсем не коренной житель. А фотография ещё одного “некоренного”, а именно сомалийца, висит во всех административных корпусах. Человек прославился тем, что кого-то зарезал прямо там, в лагере, и до сих пор не найден.

Но в целом беженцы – довольно спокойная публика, и многие из них стараются вести себя правильно. Например, говорят “извините”, “спасибо” или “привет” в зависимости от ситуации, на немецком или английском. Не лезут вперёд своей очереди (ну, почти никогда). И неприятная находка всё-таки была только одна, хотя я много раз обошёл весь городок в попытках развеяться.

Правда, большая часть “переселенцев” всё равно очень недовольна миграционной политикой Германии. Постояв в общей очереди, под объявлениями на китайском, польском и четырёх вариантах арабского, наглядевшись на беременных негритянок, в подолы которых вцепилось ещё по паре ребятишек, на бесконтрольных арабских мальчиков, бегающих, кричащих и с огромным интересом изучающих окружающий мир, русские (ну или “русские”, чёрт его знает) заводят за едой разговоры на ограниченный круг тем: “зачем они всех этих пускают?”, “вон, гляньте, какая рожа!” и даже “совсем выродилась германская раса”.

Беженцы живут в лагере, как я понял, подолгу. Есть там для них и курсы немецкого языка. А вот переселенцы живут во Фридланде в среднем дня четыре, пока не оформят нужные документы. Сначала – регистрация. “Сначала надо анмельдоваться”, говорят люди бывалые, следуя установившейся малоприятной для меня моде – вставлять в русскую речь видоизменённые на русский манер немецкие слова. Каждому переселенцу выдают “бегунок” с перечнем всех мест и действий, и – процесс пошёл.

Сначала надо съездить в Геттинген на рентген. Людей с открытым туберкулёзом из Германии, конечно, не высылают: их отправляют в специализированный лагерь, расположенный где-то неподалёку, и там лечат. А потом надо обойти ещё кабинетов пять в самом лагере, и в некоторые зайти не по одному разу. Дня три на это и уходит. Чиновники должны зафиксировать информацию об образовании и опыте работы, заключить договор на получение пособий, выяснить, есть ли места в той федеральной земле, куда хочет отправиться переселенец. Мне с этим, кстати, не очень повезло: моя родня живёт в Баден-Вюртемберге и Баварии, но эти земли самые популярные, и туда отправляли, как минимум, в те дни только при наличии там родных братьев-сестёр или детей-родителей. Дяди и тёти – недостаточно близкая родня, увы. Так что мне предложили выбор между Мекленбургом-Померанией и Саксонией. Верхней, то бишь. Я, конечно, выбрал второе.

Да, чуть не забыл: излюбленная тема разговоров в очередях перед кабинетами – германские чиновники. Меня это, признаться, удивило. О только что покинутой России, в которой с этим явно хуже, никто не вспоминает, а вот на немцев жалуются. Работают медленно, для галочки, не очень приветливы, не принимают в назначенное время. Последнее, кстати, правда. Причём бывало, что назначали приём на раннее утро – на 7.30, например, и заставляли ждать до десяти.

Ну вот. Назначили мне Саксонию в качестве места жительства и попросили пожить во Фридланде ещё три дня, пока тут освободится место. Это были пятница-воскресенье, так что в русских бараках было просто никого. Совсем. Я, чтобы развлечь себя, съездил в Геттинген, потом съездил в Кассель, а в понедельник в шесть утра получил при выписке из лагеря билет и отправился на восток – с пересадками в Шнеевальде, Галле, Лейпциге, Дрездене и Пирне.

Напоследок – фотографии из моего корпуса.

Рядом с каждой дверью пишут фамилии и количество персон (сверху, конечно; снизу – номер комнаты):

Окно в потолке:

Карта была очень актуальна:

Предупреждают о телефонных мошенниках:

Кухня:

Это висит над раковиной:

Две таких конструкции стоят в каждой комнате:

Лагерь поздних переселенцев Фридланд

П риёмный лагерь поздних переселенцев Фридланд расположился в небольшом поселке, на южной окраине федеральной земли Нижняя Саксония в Германии. Лагерь подчиняется федеративному ведомству BVA. Поздние переселенцы, получившие Aufnahmebescheid, прибывают в этот лагерь для первичной регистрации и завершения начатых процедур по программе поздних переселенцев.

Лагерь Фридланд — личный опыт

Мое прибытие в лагерь Фридланд пришлось на ноябрь 2014 года. В тот период был огромный приток беженцев и лагерь был переполнен. В итоге, поселить в лагере меня не смогли — не было мест. За счет федеративного ведомства меня поселили в отеле, который находился в соседнем городке. В общей сложности, процедуры в лагере заняли около недели, после чего меня уже определили в город, где я живу сейчас.

Лагерь переселенцев Фридланд принимает новых жителей в рабочие и выходные дни. Найти лагерь переселенцев можно по адресу: Bundesverwaltungsamt — Außenstelle Friedland, Heimkehrerstr. 16, 37133 Friedland, Deutschland. Сама регистрация и режим работы чиновников — с понедельника по пятницу. С чиновниками и работниками лагеря общаться придется только на немецком языке. Если знания не позволяют этого, стоит подумать о родственнике или знакомых, которые смогут помочь в этой ситуации. Понимать чиновников просто жизненно необходимо.
Вам предоставят чистое постельное белье, ключи от комнаты в лагере, листок с указанием инстанций, которые вам необходимо будет пройти. Лагерь поздних переселенцев Фридланд, конечно, не пятизвездочный отель, но пару дней пробыть там вполне возможно. Подробнее о собеседованиях, процедурах и анкетах поговорим с ниже.

Флюорография

Первым делом, отправляют в соседний городок на флюорографию. В клинике, в которой мы оказались, заходили сразу по четыре человека в разные двери, поэтому очередь шла очень быстро и не доставляла неудобств. В комнатке вы оказываетесь одни, поэтому спокойно снимаете вверх и проходите дальше. По завершении, одеваетесь и выходите к остальным. Закончив делать рентген взрослым, врачи начинают обследовать детей. Детям рентген не делают — их обследуют терапевты, лоры и другие врачи. По окончании вам предоставят справку с результатом вашего обследования и вы вернетесь в лагерь Фридланд

Первичная регистрация

После, предстоит посетить федеративное ведомство BVA. Находится оно прямо в лагере Фридланд. Предоставят анкеты, в которых написаны на немецком языке вопросы (пояснения к ним на русском языке можно найти внизу под каждым вопросом), — важно помнить, что заполнять анкеты необходимо исключительно на немецком языке. Приблизительный список вопросов выглядит так:

  • Ф.И.О
  • Возраст
  • Откуда вы прибыли
  • Образование
  • Трудовой стаж (где и когда и кем работал)
  • Родственники в Германии, где живут
  • Религия
  • Где бы вы хотели жить в Германии

Анкеты сдаются чиновникам и предстоит несколько часов ожидания. Далее, вызывают к чиновнику, анкеты и документы проверяются. Задают вопросы, но это не просто душевный разговор — все заносится в компьютер.

Распределение на постоянное место жительства

Через несколько дней у меня вновь состоялась встреча с чиновником федеративного ведомства. Это уже был другой чиновник, а не тот, который регистрировал меня. Оказалось, меня ищут еще с утра, а я был в гостинице и не знал об этом. В кабинете чиновник спросил меня, где бы я хотел жить — в каком городе и земле. Я просился в город к своим родственникам и он отправил в тот город запрос о возможности принять меня, попросив меня тем временем посидеть в комнате ожидания. После часа ожидания меня снова вызвали к нему в кабинет. На столе у него уже лежали готовые документы о том, что я прошел регистрацию в лагерь Фридланд, направление на интеграционные курсы и направление в общежитие города, куда меня определили. Поселили меня не в том городе, куда я просился изначально. Теперь я живу за 400 км от того города, куда хотел попасть.

Выбор города и земли, где бы хотели жить, ограничен — все зависит от возможности города принять вас. Высокая вероятность жить там, где вам хотелось бы, при наличии родственников в этом городе и возможности прописать вас у них хотя бы на первое время, пока не найдете там квартиру.

Завершающий этап

Последнее, что я посетил в лагере поздних переселенцев Фридланд, это Jobcenter. Там мне тоже завели некую анкету, которую позже я отдал в моем городе в Jobcenter. Так мне стали начислять «пособие позднему переселенцу». Позже, я известил руководство лагеря о том, что все процедуры закончены и мне выдали 110 евро — частичная компенсация за стоимость перелета в Германию. Мне также купили билет на поезд, что бы я смог добраться до города. Утром я сдал ключи от комнаты, получил еще несколько документов и отправился на станцию. На этом мое пребывание в лагере для переселенцев Фридланд закончилось.

За воротами в свободу

В лагере для поздних переселенцев во Фридланде наплыв прибывающих. За первые четыре месяца текущего года из стран бывшего СССР, в основном из России и Казахстана, в Германию переехало больше этнических немцев, чем за весь 2012 год, – 1521 человек. В связи с возросшим потоком переселенцев время ожидания немецкого гражданства значительно увеличилось.

В лагере для поздних переселенцев во Фридланде наплыв прибывающих

За первые четыре месяца текущего года из стран бывшего СССР, в основном из России и Казахстана, в Германию переехало больше этнических немцев, чем за весь 2012 год, – 1521 человек. В связи с возросшим потоком переселенцев время ожидания немецкого гражданства значительно увеличилось.

Вступивший в силу в сентябре 2013 года Закон «Об изменении Закона «О статусе позднего переселенца», в котором критерии для получения этого статуса были пересмотрены, дал многим дополнительный шанс уехать на историческую родину.

Первая инстанция для прибывающих в Германию – лагерь «Фридланд» в одноименном поселке в Нижней Саксонии, где каждый получает жилье, талоны на еду и проходит официальную регистрацию. С момента своего основания в 1945 году лагерь стал первым местом пребывания в Германии для более чем 4 миллионов человек. Его называют «Воротами в свободу».

До вступления нового закона в силу пребывание в лагере в среднем ограничивалось 3–4 днями, сейчас же процесс оформления документов длится около двух недель. Сотрудники Федерального административного ведомства (ФАВ) объясняют это увеличением потока переселяющихся. Ситуация усугубляется еще большим количеством беженцев из Сирии, которых Германия так же первично размещает на территории лагеря. В июне их число выросло до 20 тысяч человек. Но и после прохождения лагеря процедура оформления документов еще не завершается.

Жизнь в лагере

Двери лагеря «Фридланд» открыты для приезжающих в любое время суток. Несмотря на то, что рабочие дни здесь начинаются рано, принцип «чем раньше встал, тем больше кабинетов успел пройти» не действует. Во время регистрации новоприбывшие семьи получают листок со списком кабинетов, которые необходимо пройти, и датой и временем, когда там нужно быть. Это, правда, еще не гарантирует, что переселенец будет принят в назначенное время.

Первым и обязательным пунктом в списке стоит прохождение флюорографии. Переселенцев и беженцев централизованно везут на автобусах в больницу соседнего города Гёттинген, где все в порядке очереди проходят медицинское обследование и ждут его результатов.

Только на третий или четвертый день переселенцам назначается дата встречи с сотрудником ФАВ, который проводит беседу (небольшое тестирование на знание немецкого языка) и изучает документы. Переселенец может сказать, в какой из 16 федеральных земель Германии и в каком городе он хотел бы жить, обязательно назвав причину своего выбора. Наиболее весомый аргумент – родственники, живущие поблизости. Хотя обычно сотрудники ФАВ Германии идут навстречу, все же иногда жилье предоставляется в другом городе или даже в другой земле. Связано это с установленными квотами и существующими критериями: учитываются возможности получения квартиры и обеспечения переселенцев рабочими местами.

Дальше надо ждать вторую встречу в ФАВ Германии. Она состоится только тогда, когда придет ответ органов власти той земли и того города, в которых переселенец пожелал жить. Время ожидания можно использовать для посещения других инстанций, находящихся на территории лагеря. К примеру, сразу же подается заявление на внесение изменений в написание имени или фамилии на немецкий манер. Здесь это можно сделать бесплатно. В дальнейшем подобные изменения могут стоить около 200 евро.

Проживание в лагере не является обязательным, переселенец может жить у знакомых или родственников и приезжать в лагерь к назначенному времени. Однако существует риск, что прием перенесут на другую дату и придется ездить дважды, порой преодолевая много километров.

Жизнь после лагеря

После получения разрешения на переезд в тот или иной город, переселенцу выдаются все необходимые для этого документы, а также билет на поезд или, если его забирают на машине, деньги на бензин и 113 евро на первые дни.

Въехав в предоставленную государством квартиру, переселенец обязан пойти в ратушу и зарегистрироваться по новому адресу проживания, а затем отправить копию регистрации во Фридланд. По почте ему будет направлено письмо с документом, свидетельствующем о присвоении статуса позднего переселенца, на основании которого он автоматически получает немецкое гражданство. До 2005 года эти документы выдавались властями федеральных земель, теперь это делается централизованно во Фридланде. Время ожидания свидетельства в настоящий момент составляет около одного месяца. Затем порядка двух месяцев уходит на ожидание внутреннего и заграничного паспортов.

В это время переселенец встает на биржу труда, ходит на собеседования и, в случае необходимости, посещает бесплатные интеграционные курсы, которые включают в себя языковые занятия в объеме до 600 часов и ориентирующие курсы в объеме до 30 часов.

Потом, начав работать, новый житель Германии возвращается к более или менее привычному для него образу жизни.

Наша справка: Пограничный лагерь «Фридланд» возник в сентябре 1945 года на границе трех оккупационных зон – британской, американской и советской – для первичного приема эвакуированных и беженцев. Уже до конца 1945-го лагерь принял 500 000 человек. За годы существования через него прошли беженцы и переселенцы из разных стран: из Венгрии в 1956-м, из Чили в 1973-м, из Вьетнама в 1978-м (без обуви и одетые в покрывало)… Хорошо знаком этот лагерь также поздним переселенцам и приезжавшим начиная с 1998 года в Германию евреям из бывшего Союза.

Фридланд: жизнь переселенцев и беженцев

E-Mail: info@advokat-engelmann.de


График работы канцелярии:
Пон.-Пятн. с 9:00 до 18:00

Представительство в России:
г. Екатеринбург
ул. Мамина–Сибиряка 36, офис 412
Телефон: +7 (343) 388-04-30
–>

Отзывы
Вы можете связаться с нами через Skype
–>

Горячая линия
Адвокатская горячая линия:

09005 103255 (1,86 €/Min)
Ваш адвокат в Германии – Йоханнес Энгельманн

FACEBOOK
Скачать ДОВЕРЕННОСТЬ
Скачать ДОВЕРЕННОСТЬ
по уголовному делу
Скачать ДОВЕРЕННОСТЬ
на русском языке
Скачать PKH Antrag
Информация о помощи государства
в оплате услуг адвоката –>

Облако тегов
адвокаты в Германии, адвокат Берлине юристы, русский адвоката регистрация фирмы, компании, бизнес-иммиграция, вид на жительство, продление визы, виза, гражданство, ВНЖ для бизнесменов, студентов, взыскание долгов, коммерческий спор, суд в Германии, воссоединение семьи Германии, юридические услуги, уголовное право, Strafrecht, полиция, тюрьма торговая марка, знак бренд патент, воровство в магазине, §242 StGB, грабежи в Германии, Blau Karte EU, Blue Card EU, разрешение на работу в Германии

«Приговор отражает торжество не столько закона, сколько блестящего адвоката»

Мы рады приветствовать Вас на интернет странице адвокатской канцелярии Johannes Engelmann (Берлин, Германия)

Почему мы? Этому есть шесть веских причин:

Наше м естонахождение – город Берлин – столица Германии, мост между западной и восточной Европой.

Непосредственное представительство на всей территории Германии, России , Украине, Казахстане и др. государствах СНГ.

Язык – сотрудники нашей адвокатской канцелярии говорят на немецком, русском, английском, украинском.

Коллектив – адвокат канцелярии Johannes Engelmann имеет лицензию на право ведения адвокатской деятельности в Германии, опыт адвокатской практики в Германии – c 2003 года, в России 7 лет в качестве юриста, квалифицированные специалисты канцелярии имеют дипломы и многолетний опыт юридической работы в России.

Спектр услуг – консультации, представительство, защита, сопровождение .

Оплата – в соответствии с Федеральным законом Германии «Об оплате адвокатской деятельности» , рассрочка и индивидуальная договорённость.

Наша адвокатская канцелярия Johannes Engelmann расположена в столице Германии – городе Берлине, который является не только многонациональном городом, но и, своего рода, мостом между западной и восточной Европой. Этот город нами выбран не случайно – именно здесь проживает самая многочисленная русскоязычная диаспора. Именно в Германию стремятся многие наши соотечественники, не только для постоянного проживания, но и с целью открытия своего бизнеса , получения образования, налаживания торговых связей и многого другого.

Чем мы можем быть полезны вам?

Мы предлагаем нашим клиентам широкий спектр юридических услуг: консультации предоставляются как в личной беседе, так и по телефону, по пи сьменному запросу, направленному посредством почтовой или электронной связи. Поэтому к нам могут обратиться граждане, проживающие не только в Германии, но и во всех странах, входивших в состав бывшего СССР – в России, Украине, Прибалтике и др.: имеющиеся у нас партнёрские связи с адвокатами в странах бывшего Союза, позволяют нам решать вопросы, возникающие у наших клиентов в области права этих государств, как непосредственно, так и с помощью наших партнёров.

Мы проконсультируем вас по вопросам законодательства на русском и немецком языках. Кроме того, мы оказываем услуги русскоговорящим физическим и юридическим лицам в регистрации фирм, создании представительств и компаний, совместных предприятий, реорганизации и ликвидации юридических лиц; сопровождаем при осуществлении сделок по покупке и продаже недвижимости в Германии, заключении договоров, регистрации торговой марки, а также взыскании долгов и решения коммерческих споров в Германии, воссоединении семей, получении ВНЖ и ПМЖ Германии, представления интересов обвиняемых в совершении преступления, а также жертв преступлений, представляем интересы по делам поздних переселенцев и получении немецкого гражданства и т.д.

Основа нашей профессии – доверительность отношений с клиентом, оптимизация решения его проблемы. Клиенты адвокатской канцелярии, среди которых не только физические лица, но и немецкие и иностранные предприятия, особенно ценят компетентное и индивидуальное обслуживание. Мы придаём большое значение личным, профессиональным и предпринимательским интересам наших поручителей и стремимся находить верные решения в течение разумных сроков. Поручения наших клиентов выполняются путем тщательной юридической работы и комплексного подхода к делу с учетом временных и экономических факторов.

Правовые проблемы требуют от человека массу времени, душеных сил и нервов. В такой ситуации становится особенно важной поддержка профессионала, который может Вас по-настоящему понять и помочь. В экстренных случаях у нас работает горячая круглосуточная линия.

Наш адрес :

D-10625 Berlin – Charlottenburg (рядом с Метро U2 Ernst-Reuter-Platz – одна остановка от Zoo);

Телефоны для звонков из-за границы: +49 30 310 13 310 ; +49 30 310 16 755 ; +49 30 310 16889 ; +49 30 310 19 625;

Телефоны для звонков из Германии: 030 310 13 310 ; 030 310 16 755 ; 030 310 16889 ; 030 310 19 625;

Fax: 030 318 04 235;

Срочная консультация по тел: 09005 10 32 55 (1,86 Евро/мин)

Контактное лицо : адвокат Йоханнес Энгельманн, член палаты адвокатов г.Берлин

Открытая линия

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают и оформляют пользователи. Что это за раздел и как стать его автором?

Записки очень позднего переселенца* #2

(Продолжение. Начало читайте здесь)

Фридланд

И вот я сижу в самолете Москва — Ганновер. Опустим мои сборы, вопли: «Боже мой, я не знаю, что надо брать: соболя, бриллианты, акции, старинные прабабушкины драгоценности, пилку для пяток…?» До самого последнего дня я сидела посреди нежно любимой, оставляемой навеки квартиры и со скрипом соображала, что же самое важное положить в этот самый большой чемодан в Ашане. В итоге я стартовала с полупустым багажом и отягощенной разнообразными сомнениями головой.

Почему Москва — Ганновер? Да потому что этот нижнесаксонский административный центр с аэропортом будет поближе к Фридланду — так называемому лагерю-распределителю для людей, покусившихся на звание ПП, а также беженцев из разнообразных интересных стран. Как уверяет Википедия, фридландский лагерь за всё время его существования обработал почти четыре млн человек.

Вот именно здесь, рядом с корпусом 12а, год назад можно было ловить вайфай. А если идти прямо по дороге и налево, упрешься в единственный в деревне магаз

Я явилась туда, в понедельник, аки тать в нощи, громыхая колесами того самого чемодана и нарушая покой полумертвого селения. По дороге скидывала свои унты и соболя (шучу, нет у меня никаких унтов). После мороза и ненавистного снега десятиградусная (в плюсе) зима стала для меня отличным подарком.

Фридланд встретил тишиной и полной тьмой. Но я не из тех, кто пасует перед трудностями. Я из тех, кто гуглит. Друзья, призываю вас, читайте форумы. Однако лишь в том случае, если вы не очень впечатлительны. От души призываю откладывать в мозгу только полезную инфу. : где вайфай, душ, магаз и т.д. Такие вещи пригодятся обязательно. И вот совершенно не стоит тратить время на записки эмоциональных барышень и впечатлительных бруталов о несъедобной еде, грязных простынях или неласковых бератeрах**. Это у всех , я вам скажу. Зависит от ваших благонравия и щепетильности или, напротив, бесшабашности и неприхотливости.

Фридландский double twin. Мой ярус — второй))

И вот то, что я сейчас изложу, откладывать нигде не надо. Насчет душа и бесплатного вайфая — уже не актуально, все меняется. Главное, что они там есть. А ведь были и иные, времена, полные лишений и виртуального поста. Люди оставались в изоляции от мировых новостей и стенаний далеких родственников. А что касается, еды, чистоты, присутствия многонационального населения в столовой — то мне все было гуд. Видимо, я все-таки принадлежу к бесшабашным и неприхотливым особям.

Стандартный фридландский обед

И еще: мне очень повезло, поскольку не пришлось торчать в этом благословенном месте с двухярусными кроватями и бесплатными обедами из гуляша, яблока и нелимитированного количества булочек в течение двух недель, как те граждане, кто прибыл сюда со всем своим семейством из пятнадцати человек и желанием поселиться не где-нибудь, а в богатой Баварии. Меня терпели там ровно три дня и четыре ночи. За это время я успела обойти все деревенские достопримечательности, : бесплатный музей «боевой славы», кладбище, мемориал; поскакать по близлежащим полям и лесам; съездить в соседний Гёттинген (кстати, весьма симпатичный городишко); пройти флюорографию, дабы убедить новых соотечественников в расовой чистоте моих легких; и дважды посетить польских товарищей, притворяющихся немецкими чиновниками.

Мужик стоит прямо напротив лагеря. Кто он — загадка

Мемориал на горе

Гёттинген. Центр практически

Он же. Рядом с вокзалом

Здесь я получила свой первый немецкий урок. Все эти русские разговоры про там Ждуна — детский лепет и избалованность. Мои наивные друзья, вы ничего в этой жизни не видели. Вообще, конечно, хотелось бы посвятить этой теме прям отдельный пост. Возможно, в последствии я так и сделаю.

Я два дня вставала ни свет ни заря, чтобы, не дай бог, не опоздать к назначенному времени в кабинет чиновников. И оба раза провела в обществе из таких же очкующих индивидуумов по четыре незабываемых часа. И вот уж не знаю почему, но вот о чиновниках хочется написать несколько распространенных предложений.

Первым представителем германского надежного, однако весьма неповоротливого государственного аппарата для меня стал херр Комароский. По полезной журналисткой привычке перед тем, как зайти в кабинет, я прочитала его выходные данные на дверной табличке. За столом сидел жидкобородый карлик, источающий ненависть и презрение к переступающим порог его кабинета. Он брезгливо листал толстую подшивку, в которой я без труда узнала бумажные носители социально-культурной информации о жизни моей и моих предков, в течение трех лет добываемые с моральным и материальным ущербом. Вопросы, которые он мне задавал, имели мало отношения к предмету разговора. Видимо, по его замыслу, я должна была в полной мере ощутить глубины глубин, а именно: всю провальную суть своего поступка и недостойность нахождения моей персоны на земле обетованной. Наш диалог напоминал битву джедая и Дартвейдера, только джедай явился на стрелку не с настоящим лазерным мечом, а самопальным деревянным. И когда я проняла, что проигрываю всухую, позвала на помощь Карнеги и сделала свой козырный ход. Я приблизилась к человечку, как только позволял его мощный стол, и состряпав выражение глаз, точно как у Йодо, спросила: «Херр Комаровский, как вы думаете, у меня есть хоть шансы?» Мой визави сразу помягчел взором и ответил: «Ну, почему бы нет. До завтра».

Я ночь не спала, готовясь к новой встрече с вышеупомянутым херром. Однако люди умеют удивлять, и на завтра меня ждала фрау Драус, дама польских корней и железной воли. Она не стала тянуть кота за интересные места: быстро объяснила, кто я такая и чего достойна. Кстати, в промежутке между «злыми полицейскими», как это водится во Фридланде, в коридоре я была поймана доброй русскоговорящей фрау Грамс (слава о ее доброте прошла по всему интернету великому, только ленивый посетитель Фридланда не упоминает о фрау Грамс), затащившей меня в свой кабинет и разложившей по полочкам все мои права и обязанности. То есть я явилась к фару Драус вооруженная и очень опасная. Однако Драус сразу разрушила часть этого бастиона, отказавшись убирать из моего стандартного набора паспортных данных отчество, сославшись на некомпетентность в этом вопросе. При этом она три раза повторила: «Это вы можете сделать на месте бесплатно!»

Пытливый читатель спросит: и к чему вот ты рассусолила этот незначительный эпизод? А к тому, что мою соседку в первый же день «обработали» за четверть часа. Причем эта же самая Драус. И да, убрала отчество и переписала имя на немецкий манер. Это я к чему? А все к тому же, что у каждого свой индивидуальный случай. И если вам скажет: у меня было вот так, то это не значит, что у вас будет вот точно так же. Всегда ждите, ребята, сюрпризов!

В общем, подводя итог, резюмирую. Поступила я во Фридланд в понедельник вечером, а откинулась в пятницу утром, получив безвозмездно 100 евро в качестве компенсации за дорогу из России и билет до города своей мечты. И я была счастлива, как выпускница, получившая не только золотую медаль, но и смартфон последней модели.

*Поздние переселенцы — лица немецкой национальности или немецкие граждане, попадающие под действие «Закона о делах перемещенных лиц и беженцев», принятого в 1953 году, а также члены их семей, переселившиеся в Германию на постоянное проживание в рамках процедуры приёма по данному закону.

** Berater — общ. советчик; советник; консультант; боярин ( AlexandraM )

Источники:
http://www.dw.com/ru/%D1%84%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4-%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B0-%D0%B2-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D1%86%D0%B5%D0%B2/a-42519947
http://pora-valit.livejournal.com/1962276.html
http://rusdeutsch.com/lager-pozdnih-pereselentsev-fridland/
http://www.mawi-consult.ru/news/za-vorotami-v-svobodu
http://advokat-engelmann.de/index.php?do=cat&category=artikel-bvfg-30
http://liveberlin.ru/blogs/2018/02/06/zapiski-ochen-pozdnego-pereselentsa-2/
http://www.tupa-germania.ru/quiz/einbuergerungstest/

Ссылка на основную публикацию